Дневник пчеловода: пасека в июне

Дневник пчеловода: пасека в июне

В мае я собрал в каждом улье, предназначенном для сбора меда, по 9 рамок в большинстве своем крытого расплода и летную пчелу из 2-х семей. Такая армия из примерно 50000 пчел теоретически способна превратить в мед любой взяток за короткое время. Но сохранится ли постоянное рабочее настроение? Беспокойство пчеловода вполне обоснованно. И кроме взятка и погоды, кроме огромной силы, которую пчеловод приготовил, пчелы должны еще иметь желание работать. Если пчеловод кочует или пасека стоит на хорошем взятке, неожиданности в виде надлома рабочего настроения и, как следствие, начало роения, случаются редко. Зато когда имеешь дело только с поддерживающими взятками, как это имеет место у меня, роение становится главной проблемой пасеки. Приходится выбирать один из двух путей:

1) большое червление и мало меда или
2) ограниченное червление и большие шансы на мед, плюс, правда, добавочные хлопоты в связи с усилением роевых настроений.
Я выбрал второй путь.
Чтобы дополнить эту тему, хотелось бы сразу ответить еще на один вопрос (а может быть — сомнение): хватит ли пчел — при малом червлении — на более поздние взятки? Собранные летные пчелы будут жить уже только около 15 дней (однако до 25 мая принесут много меда). Точно так же удвоенное количество молодых пчел, которые выйдут из расплода от 2-х маток, доживет только до 10 июня (и тоже принесет, может быть, еще большее количество меда). А что же потом? До конца сезона будут прибавляться только пчелы, выходящие из расплода с 2-х рамок изолятора, т. е. приблизительно: 2х6500 пчелх2 поколения. При этом средняя продолжительность их жизни составит не 35, а 42 дня благодаря меньшему изнашиванию главным образом кормилиц и сборщиц. Такое червление и такая сила семьи (около 25000 пчел, весящих примерно 2,5 кг) оказались практически вполне достаточными при моих дальнейших взятках. При этой структуре около 80% пчел в семье работает продуктивно. Допуская, что только 50% всех пчел являются летными, т. е. около 10000, вероятные поступления нектара составят:
10000 пчел х 20 мг меда х 15 полетов (за более продолжительный день) =3000000 мг нектара=3 кг нектара=1 кг мела в день на 1 семью.
В то же время потребление семьи на собственные нужды составит только:
600 личинок х 0,4 г меда=0,25 кг меда+небольшой расход на остальных взрослых пчел.
Из этого следует, что червления на 2-х рамках совершенно достаточно, чтобы в надставке прибывало как минимум 0,7 кг меда в день. Будут ли в это время взятки — это уже другой вопрос. Во всяком случае т. н. «боуод», то есть наращивания мяса — излишней рабочей силы — в моей пасеке нет. ЗАТО экономия в каждой семье велика. От 10 мая до 20 июля, считая (скромненько!) по 2 рамки расплода в каждом поколении, получим:
6 рамок расплода+2,5 кг меда на рамку=15 кг сбереженного меда!
Разумеется, расчеты не претендуют на точность.
Займемся теперь пасечными работами в июне. В этом месяце на пасеке я занят удержанием и возвращением рабочего настроения в пчелосемьях, медосбором (откачкой меда), а в конце месяца подходит и замена маток. Конечно, в течение всего месяца работают пыльцеуловители. Семьям, которые в первой декаде месяца уже успели заполнить надставки, подставляю новые. Между рамками в надставках ставлю по две дистанционные реечки (большинство польских пчеловодов применяют такие рейки вместо традиционных потолочин; они имеют длину верхней планки применяемой рамки и сечение 10х10 мм. Благодаря им при сборке гнезда устанавливается необходимое расстояние между рамками и блокируется выход пчел под крышу. В данном случае преследуется цель вынудить пчел оттянуть более глубокие ячейки. Я это делаю по следующим причинам:
а) легче распечатывать соты ножом,
б) в меньшем к-ве сотов помещается больше меда,
в) благодаря дополнительной надстройке я получаю больше воска с одной семьи.
Летки открыты во всех ульях на полную ширину и высоту (40х4 см). Дополнительная вентиляция происходит также через сетки пыльцеуловителей во многофункциональных доньях, что отбивает охоту роевым пчелам собираться в больших количествах под рамками. О застуживании расплода в это время не может быть и речи. Гарантией является сила семьи. Зато очень часто толчком к выходу роя является как раз перегрев улья. В таких случаях иногда стоит даже снять подушки с потолков. В пасеках, где идет очень интенсивный взяток, дополнительная вентиляция заменит сотни пчел-вентиляторщиц, которых в это время требуется очень много для испарения нектара. Беспрерывно идет отстраивание вощины. Не реже 1 раза в неделю я подставляю с обеих сторон изолятора по одной рамке вощины и одновременно выламываю дикий сотик с трутневыми ячейками, оттянутый пчелами на снозе (заменяющем строительную рамку), стоящем на краю гнезда. Сотик идет в емкость для воска, а оттянутые рамки — на склад. Позже часть из них вернется в осеннее и зимнее гнездо. Если соты эти частично заполнены медом, то предварительно кладу их на дно, чтобы пчелы их осушили. Систематически отбираю в это время рамки с пергой, а на их место ставлю рамки с вощиной.
С точностью часов каждые 7 -10 дней контролирую изолятор, в котором матка червит только на 2-х сотах. Если мат- ка является дочерью неройливой матери, то ограничение червления не вызывает чрезмерной склонности к закладыванию маточников и тем самым не способствует исчезновению рабочего настроения. Поэтому яички для воспитания маток я беру только из неройливых семей, которые обычно бывают и рекордистками в производстве меда.
С другой стороны, меня очень интересует отработка результативного метода максимального использования динамично развивающихся семей, которые, как правило, склонны к роению. После выполнения соответствующих мероприятий (о чем речь ниже), семьи такие также становятся рекордистками в пасеке.
Речь идет о том, чтобы роевое настроение и даже само роение не только не препятствовали пчеловоду в его работе, но на борот — увеличивали бы производство меда. Удастся ли это и будет ли рациональным — увидим!
Возвращаюсь к осмотрам в июне. Если на каком-либо из сотов в изоляторе я замечу мисочки, сразу же заменяю его рамкой с вощиной. Если уже оттянуты маточники, то обе рамки удаляю из изолятора и на их место ставлю один пустой ~~ сот и 1 рамку с вощиной. Матку, разумеется, оставляю в изоляторе. Рамки с расплодом ставлю в запасные семьи. Таким образом я совершенно лишаю семью расплода. Матка вынуждена начать червление, а пчелы должны приступить к отстройке гнезда на вставленных рамках с вощиной: одной — в изоляторе и на двух — рядом с изолятором. После образования в середине гнезда своего рода «колодца», состоящего из четырех пустых рамок, пчел вновь охватывает рабочее настроение. Если я и запоздаю с контролем изолятора, а это случается частенько, то ничего и не случится: ни рой, ни матка не будут потеряны! Рой без матки возвратится в улей, а пока молодая матка не покинет маточник — старой ничего не грозит обычно.
Конечно, бывают неожиданности. Случается, хотя и редко, что матка выйдет из изолятора, что почти в каждом случае — вина пчеловода. Развитая, крупная матка — даже после предроевой голодовки — не может преодолеть разделительной решетки. Только маленькая может проскользнуть, но пчеловод должен это предвидеть. Бесспорной виной пчеловода будет и выход матки их изолятора из-за неаккуратно прибитой решетки.
Еще недавно, опасаясь чрезмерного ослабления семьи, я переставлял по одной рамке с расплодом из изолятора в гнездо. Тогда пчелы частенько закладывали на ней маточники и дело доходило до роения. Но это снова была вина пчеловода, поскольку он не осмотрел эту рамку через несколько дней. Уход матки с роем — это, как правило, потеря более полутора десятков тысяч пчел. Такой выход пчел — это не только потеря меда, потраченного на их выращивание, меда, который они могли принести, но и труда, который вложил пчеловод. Червление матки в изоляторе является гарантией того, что до таких потерь дело не дойдет; это — ограничение до минимума риска потери роя и разного рода приключений, связанных с его поимкой, подчас небезболезненных.
Хотелось бы подчеркнуть еще одно замечательное преимущество, вытекающее из факта, что матка в соответствующее время червит в изоляторе только на 2-х рамках. Так вот, в случае изменения погоды, когда пчелы долго не вылетают из улья, накопленного в надставке, меда почти не убывает! В аналогичных погодных условиях, но при червлении на полном корпусе, особенно если сильные семьи сразу после налетов вывезены, например, на рапс, мед из надставок «испарится» как камфора, прежде чем мы опомнимся.
Когда рой выходит без матки, с его возвращением связано много интересных явлений. Прежде всего это то, что вернется он обязательно. Но один — сразу, т. е. минут через 15 после того, как увяжется на дереве (и это типично), а в другом случае пчелы долго будут летать над пасекой, явно разыскивая матку и не формируя клуба, однако позже все равно вернутся. Был однажды случай, что рой, поначалу образовавший клуб на дереве, снялся и улетел в лес, как будто бы с маткой, и возвратился только через полчаса. Помню, что это был мощный рой, поскольку к нему присоединились еще два других. На следующий же день все они приступили к работе.
Вопрос замены маток в моей пасеке. В прошлом году заменил маток в 31 семье из общего числа 57, то есть более чем 50%. В недалеком будущем намереваюсь менять всех, конечно, исключая наилучших. Такая большая ежегодная замена имеет целью:
1) прервать червление перед концом последнего взятка (а у меня это — липа) и благодаря этому увеличить медосбор,
2) сделать возможным окуривание пчел против варроатоза сразу же после откачки меда, примерно около 20 июля, когда в семьях нет уже печатного расплода, а молодые матки вот-вот начнут червить,
3) лучше приготовить пчел к зимовке, поскольку молодые матки интенсивнее червят осенью.
Выведение и замена не отнимают у меня много времени, поскольку я провожу их упрощенным способом:
а) исходным материалом служат 3-дневные личинки,
б) матки не подсаживаются ни в ульи, ни в отводки, а прямо в продуктивные семьи и осеменяются тут же на пасеке. Отправной точкой является то, что матка с первого дня жизни воспитывается и подготавливается к брачному полету в нормальной семье,
Подготовка маточного материала. Около 15 июня на пасеке отбираю 3 семьи из 6-ти наиболее работящих при сборе меда и пыльцы. С этой целью во всех 6-ти семьях изымаю по одной рамке с расплодом и на их место ставлю по рамке со светлыми ячейками для зачервления. Через 4 дня имею уже в своем распоряжении большие участки сотов с трехдневными яичками, Из этих шести сотов отбираю три, зачервленные наилучшим образом, которые и будут исходным маточным материалом.
Выбор и подготовка семьи-воспитательницы. Около 20 июня выбираю 2 семьи, предназначенные для воспитания маток. Выбор таких семей в моей пасеке не представляет никаких трудностей, поскольку в этот период всегда несколько семей находятся в роевом настроении, а как известно — это одно из условий воспитания крупных, сильных маток. Затем из выбранной семьи удаляю изолятор вместе с маткой и двумя рамками расплода, но без пчел. Воспитательную рамку вместе с маточным материалом ставлю на то место, где был изолятор.
Подготовка воспитательной рамки. Сот из маточной (материнской) семьи с 3-дневными яичками переношу в специальное помещение, имеющее Т=25…30′-С и максимально достижимую влажность. На столе из сота нарезаю полоски шириною в три ячейки, а затем делю их на кусочки шириною тоже по три ячейки. К планкам воспитательной рамки приклеиваю отрезки сота воском, оставляя в каждом по одному яичку; высоту ячейки уменьшаю горячим ножом до половины и закругленной палочкой несколько расширяю стенки ячейки, чтобы облегчить пчелам оттягивание маточника. Через разделительные решетки, ограждающие отделения воспитательной рамки от остального гнезда, пчелы имеют постоянный доступ к маточникам. Проход матки через решетку никогда не наблюдался мною. Спустя 10 дней другую сторону отделений я отгораживаю полоской прозрачного целлулоида. Еще через 2 дня вынимаю рамку из улья и переношу ее в рабочее помещение, чтобы там пометить маток. Мечу я их специальными пластиночками, которые приклеиваю шеллаком. Затем маток подсаживаю в заблаговременно осироченные семьи; устанавливаю их в клеточках, залепленных медово-сахарным тестом, на местах, где срезаны свищевые маточники. Таким образом, в моей пасеке в среднем 90% молодых маток начинают червление около 20 июля.
Трутни на пасеке. Из-за ограничения червления в изоляторах общее число трутней на пасеке невелико. Вощина в изоляторах отстраивается на 100% пчелиными ячейками и целиком зачервляется. Если даже и находятся трутни, то их очень мало. Кроме того, во время осмотров я удаляю трутневый расплод, имея в виду клещевую опасность. Если же расплод выживет, то трутни все равно погибнут в изоляторе, не имея возможности из него выйти. По этой причине матки моей пасеки осеменяются трутнями соседей.
Еще два технических вопроса.
Чтобы проконтролировать изолятор в разгаре сезона, каждый раз, к сожалению, я должен снимать более или менее заполненные медом надставки; отставляю их на соседние плоские крыши, а на пчел и рамки с обеих сторон изолятора кладу два куска мокрого полотна. Внезапное открытие гнезда не вызовет реакции пчел, если полотно мы положим быстро, но спокойно, без резких движений. В противном случае придется употребить немного дыма. Затем я срываю кусочек разделительной решетки, который лежит только над изолятором. Теперь уже безо всяких трудностей, имея дело почти только с одними молодыми пчелами, просматриваю рамки, осматриваю матку и по картине расплода принимаю соответствующие решения. При случае собираю с решетки и верхних планок рамок прополис (еще до окуривания против варроатоза), который в этом месте особенно высокого качества.
Чтобы удалить надставку с медом, снимаю ее с гнездового корпуса и устанавливаю на плоской крыше соседнего улья, а гнездо закрываю дистанционными планочками. Употребляя немного дым а, стряхиваю на помост, приставленный к улью, пчел с рамок, поочередно извлекаемых из надставки, а остальных пчел сметаю щеточкой. Рамки с медом я ставлю в транспортный ящик, размещенный на пасечной тележке, и отвожу в помещение для откачки меда. Откачиваю немедленно, памятуя, что мед гигроскопичен и нельзя оставлять его в надставке на ночь, особенно в неотапливаемом помещении. Мед моментально впитывает влагу (и запахи!), что часто бывает причиной его ферментации впоследствии.
В зависимости от года, был ли он удачным для пчеловода или нет, надставки заполняются медом быстрее или медленнее. Бывают годы, когда я провожу 2 полные откачки (около 15.06 и около 15.07). И откуда эти пчелы тащут столько нектара? Может быть, однако, это и есть результат метола?
В менее удачные годы откачиваю мед частично, вынимая даже отдельные рамки с уже запечатанным медом. На их место ставлю рамки, находившиеся с краю, с неполными ячейками. Это мобилизует пчел на более интенсивные полеты за нектаром.
В заключение — еще о пыльце. Непрерывно собираю пыльцу. Решетки пыльцеуловителей опущены весь июнь днем и ночью. Каждый вечер хожу с ведром от улья к улью и высыпаю пыльцу из ящичков. Перед повторным вкладыванием ящичка на место, двойные бумажные вкладыши обычно переворачиваю на другую сторону из гигиенических соображений. Случается, что пчелы приносят очень влажную пыльцу, обычно после 4 дождя; тогда бумажные вкладыши бывают мокрыми и в пятнах, Все 50 ульев я обхожу в течение получаса.
Количество пыльцы в ящичке дает пчеловоду дополнительную информацию о том, что творится в семье. Те семьи, которые находятся в полностью рабочем настроении, собирают наибольшее к-во пыльцы. Влажную пыльцу в сушильне я раскладываю на противни сушилки. Высушенную и еще теплую пыльцу пересыпаю в трехлитровые банки типа твист (с закручивающейся крышкой) и плотно упаковываю. Банки следует хранить в затемненном месте.

Таким образом, июнь является не только медовой жатвой, но и еще более ценной – пыльцевой.

http://www.fadr.msu.ru/