Дневник пчеловода: пасека в мае

Дневник пчеловода: пасека в мае

Взяток, погода, а также сила и структура семей — это четыре главных фактора, которые при удачном сочетании должны уже в мае принести пчеловоду большие количества меда. То, чтобы грузы нектара были наибольшими, самыми сладкими и доставлялись в улей как можно быстрее, будет решать работоспособность пчел, а об умножении и рациональном использовании этих грузов должен позаботиться сам пчеловод. Задание не так просто, каким оно могло показаться, поскольку, как уже говорилось, зависит от многих одновременно фигурирующих факторов. На один из них хотелось бы обратить внимание, т. к. он является как бы отражением всех остальных. Этот фактор — т. н. рабочее настроение семьи.

Можно смело сказать, что рабочее настроение является тем источником, из которого пчелы черпают энергию для работы. За это состояние семьи и его максимальное продление в течение всего пчеловодного сезона продолжается своеобразное соревнование между пчелами и пчеловодом. Что победит. Инстинкт накопления корма, результатом которого станут заполненные медом надставки, а емкости — пыльцой, или инстинкт размножения, основание новой семьи, т. е. роение? Пчеловода интересует только тот, первый вариант, а пчел — очень часто — второй. Существует заметная несогласованность интересов сторон.
К сожалению, чем хуже взятки и чаще перерывы в поступлении нектара, тем быстрее рабочее настроение может превратиться в роевое. Например, в моей пасеке и кормовая база слаба, и перерывы во взятках циклически повторяются. А результат? Частая смена настроений. По правде говоря, я не должен был бы держать в таких условиях целых 50 семей на одном месте. Но я ищу новых решений в пасечных приемах, новых методов хозяйствования. Беспрерывно волнует меня, например, вопрос: действительно ли, чтобы собрать по 20 — 30 кг меда с улья, каждая семья должна израсходовать по 90 кг меда и 30 кг пыльцы на собственные нужды? Но, возвращаясь к имеющейся у меня кормовой базе, можно сказать, что такие «запасы» в пчеловодной практике называются взятками только для развития семей. Доказательством пусть послужит факт, что у меня нет: кленов, товарных садов, плантаций малины, гречихи, а с акаций взяток бывает раз в 10 лет. Зато имеется много крушины в лесу и немного липы, а в более позднем периоде сезона — различные виды золотарника, которые целиком предназначены только для развития семей. Кроме того имеется еще и переуплотнение семей (рядом две большие пасеки). Парадокс?
Когда, 11 лет тому назад, я начинал в этой местности с 4 ульев, то первые три года провел на деревьях. Припоминаю, что пасека находилась на дачном участке в высоком сосновом лесу. Единственной пользой был быстрый количественный рост пасеки. Справедливости ради надо отметить, что это были только «цветочки», «ягодками» же оказалось теперешнее увлечение пчеловодством. Надо было что-то придумывать… Наконец пришел день, когда я сказал себе: все, хватит ловить рои! Рой сам должен возвращаться в материнскую семью. И теперь — возвращается! Осталось еще решить проблему настроения пчел, но это — тема июньского разговора.
В конце концов, остался основной вопрос: какой метод ведения хозяйства применить в стационарной пасеке, располагающей только поддерживающими взятками, чтобы получить максимальную продуктивность? С этой целью я должен произвести небольшой анализ.
Традиционный метод пчеловодства состоит в доведении пчелосемьи до максимальной силы к главному взятку. Легче всего осуществить это в кочевой пасеке, значительно труднее — в стационарной. Правильно согласовать силу и настроение семьи к началу главного взятка и при этом ограничить матку в червлении согласно принципу Таранова — за 30 дней до его окончания — это не только большое искусство, но и хотя бы небольшое везение. Сказал мне однажды один из известных в Польше пчеловодов, что когда перестал кочевать, то вынужден был учиться пчеловодству почти сначала. Но еще труднее, когда вообще нет главного взятка, а только умеренный, растянутый от мая до августа. В связи с этим настойчиво навязывался вопрос: если я не располагаю главным взятком, если дневные прибыли не превышают 0,5 — 1 кг, то стоит ли форсировать большую силу семьи? И не станут ли количества нектара, который пчелы израсходуют в мае на выращивание большого количества расплода, больше тех количеств, которые будут доступны пчелами позднее? Или иначе: рационально ли идти на риск в расчете на возможное поступление нектара в более поздний период? Ведь идут в расчет и другие факторы на пасеке: количество вложенного в нее труда, оптимальные сроки ее обслуживания и т. п. Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны сделать несколько вычислений.
В моих великопольских ульях-стояках в начале мая, в период цветения плодовых деревьев, в динамично развивающихся семьях число пчел, опускающихся на прилетную доску, составляет 120 штук в 1 минуту: из них около 70% с нектаром, а остальные — с пыльцой. Отсюда первый вопрос: сколько нектара принесут пчелы за 1 день, сколько его попадет в надставку? Принимая, что одна пчела принесет из одного полета 20 мг нектара (Липиньски, Ваврын) и за один день сделает 10 вылетов, получим:
84 пчелы (70%) х 20 мг= 1680 мг/мин. 1680 мг/мин х 60= (примерно) 100 000 мг/час, 100 000 мг/час х 10= 1 000 000 мг/день,
1000000 мг/день= 1 кг нектара, т. е. 0,33 кг меда. Сколько меда в день потребляют пчелы на собственные нужды? Принимая, что матка в этот период откладывает в среднем 1500 яиц в сутки, а пчелы расходуют до 0,4 г меда на воспитание 1 личинки, имеем:
1500 лич.х0,4 г=375 г=0,375 кг меда. Добавляя к этому еще некоторое количество меда, которое пчелы употребят на внутриульевые работы (регулирование температуры, чистка ячеек и т. п.), обнаружим, что произведенное семьей количество меда в этот период не покрывает даже ее потребностей!
Я отметил, что количество пчел, приземляющихся на прилетную доску в течение 1 минуты, составляет 120 штук, т. е. в течение часа 7200 пчел участвуют в одном цикле полетов. В то же время только около 30% населения улья — это летные пчелы (Борнус). Из этого следует, что силу семьи составят: 7200 (30% ) летных+16800 (70%) ульевых=24000 пчел, т. е. всего 2,4 кг. При односемейном содержании семья средней силы (2,4 кг), следовательно, не в состоянии в этот период, даже пользуясь взятками с садов, рапса и одуванчика, накопить товарный мед. Разве только, что пчелы будут исключительно работоспособны, выполнят большее к-во полетов, принесут более сладкие и объемистые порции нектара и даже зальют взятком гнездо, ограничивая матку в червлении.
Наиболее результативно пчеловод может вмешаться, изменяя структуру семьи: он достигнет наибольшего эффекта при помощи налетов и заменой расплода между семьями. Принимая во внимание, что на большинстве пасек в Польше расклад взятков таков: 50% — весенние взятки и 50% — летние, стоит, особенно если пользуемся ранними взятками, вывезти пасеку на рапс.
Расчет простой. Если две семьи, работающие самостоятельно, не накапливают меда, то лучше объединить летных пчел в одном продуктивном улье и дополнительно заменить расплод так, чтобы в продуктивном улье оказался только крытый (печатный). У себя на пасеке я к тому же сильно ограничиваю маток в червлении (в изоляторах на две рамки). В результате этих мер прибыли нектара и меда увеличиваются (и даже трех- кратно) благодаря:
1. Удвоенному числу летных пчел после налета,
2. Удвоенному числу пчел, рождающихся в каждый последующий день после обмена расплода,
3. Освобождению большинства пчел от выкармливания ими личинок и направлению их на медосбор,
4. Экономии меда вследствие уменьшения числа личинок, которых надо выкармливать. Пчелы подселенной семьи тотчас же заселяют надставки и интенсивно накапливают товарный мед.
Сложны ли эти мероприятия? Совсем нет. Достаточно только немного решительности. Время, которое мы затратим сейчас, возвратится нам позже при: а) контроле червления, б) борьбе с варроатозом, в) замене маток, г) создании отводков и т. п.
После изъятия летных пчел из подсиливающих семей и даче им по 2 л жидкого сиропа, семьям этим (по крайней мере в течение 3-х недель) не грозит роение. Зато во второй половине пасеки при перерыве во взятке ситуация сразу же становится опасной, т. к. грозит исчезновением рабочего настроения и роением. Если пасека стоит на рапсе, то необходимо, даже не ожидая конца нектаровыделения, перевезти ее на другой крупный взяток.
В моей пасеке проблема роения является одним из главных вопросов. Сохранение непрерывного рабочего настроения, если располагаешь только поддерживающим взятком, является делом почти невозможным. Остается только согласное сосуществование. Оно весьма облегчено тем, что при моей системе хозяйствования рои сами возвращаются в материнские семьи. Кроме того, у меня особый взгляд на роение. Я полагаю, что даже тогда, когда пчелы накапливают запасы корма, делают это они с наиважнейшей целью, каковою является разделение семьи. Пчеловод может не допустить этого, но это будет противоестественное действие. Имеются годы, когда пчелы не роятся; встречаются семьи, которые не роятся. Но не надо ли именно такие явления воспринимать как нетипичные. Роение — биологическая цель семьи. А если так, то к главным задачам пчеловода, имеющего стационарную пасеку и располагающего слабыми взятками, должна прибавиться новая задача: эффективное использование роения.
Результатом приведенных выше взглядов явилась модификация в моей пасеке двух главных принципов ведения пасечного хозяйства:
1. Принцип, что все решает сила семьи, я заменил принципом, что все решает структур а силы. Т. е. такие факторы, как продуктивность и продолжительность жизни пчел могут повлиять на величину медосбора в большей степени, чем обилее число пчел.
2. Принцип, что роение приносит потери, я заменил принципом, что только потеря роя может принести убыток.
Реализация этих принципов в моей пасеке привела к понижению потребления семьей кормов на собственные нужды (составлявшие 90 кг меда и 30 кг пыльцы), благодаря чему часть меда и пыльцы, предназначенные на развитие семьи, я теперь получаю в свое распоряжение.
Мое пасечное хозяйство в мае выглядит так.
Вначале припомню, что в этот период в семьях постоянно должно быть не менее 3…5 кг углеводных запасов, в противном случае наступит ограничение червления, что входило бы в противоречие с предыдущими нашими мероприятиями. Там, где червление прогрессирует, запасы исчезают быстро. Уже с 1-го мая контрольный улей должен быть на весах. В мае продолжаю весеннее стимулирование развития, подкармливая семьи жидким сиропом с фумагиллином в порциях по 0,25 кг каждые 3 дня, примерно до 10 мая, в подкрышных кормушках с проходом на одну пчелу. Напомню также, что ульи в течение всего сезона стоят на специальных рельсовых подставках попарно.
Начиная с 5 — 10 мая, поочередно выбирая наиболее сильные пары, в более сильной семье матку заключаю в двухрамочный изолятор. С этого момента и до 20-го июля матка сможет откладывать не более 600 яичек в сутки. Тут же меняю расплод в семьях таким образом, чтобы в продуктивной (подсиливаемой) семье оказался крытый (печатный) расплод, а в подсиливающей семье — открытый После перекладки рамок гнездо продуктивной семьи может выглядеть (в сокращенной записи) так: 7Ркр+2В+Н, что, в свою очередь, означает: 7 рамок крытого расплода, 2 рамки с вощиной и надставка.
Одновременно я произвожу налет из подсиливающей семьи на продуктивную (подсиливаемую) семью, т. е.: подсиливаемый улей ставлю на место подсиливающего (с одной стороны рельсовой подставки), а последний отодвигаю по рельсам в противоположную сторону, одновременно поворачивая его на 90, летком в сторону. Таким образом между 5 и 10 мая комплектуется семья продуктивного улья, назначение которой — производить в течение сезона товарный мед.
Червление матки (в изоляторе) — это только добавочное пополнение, около 13000 пчел через каждые 21 день. Достаточно ли? На моей пасеке и при моих взятках — да. Не надо забывать, что число пчел в семье — это произведение червления на долговечность пчел (Войке). Червление невелико, но долговечность будет большой. В моей пасеке практика это подтверждает.
После такого радикального изменения структуры семьи почти весь нектар, приносимый пчелами в мае с садов и огородных участков, например, с немногочисленных плодовых деревьев, кустов и разных цветов, лугов (небольшие к-ва одуванчика) и подлеска (терн, боярышник, барбарис, белый клен), собирается в надставках для пчеловода. Через неделю, при благоприятной погоде, надо уже ставить новую надставку. В течение всего мая действуют пыльцеуловители во многофункциональных доньях. Опасения, что таким образом мы «грабим» пчел, не обоснованы. Поскольку я имею возможность наблюдать
решетку пыльцеуловителя через окошечко в дне, то могу утверждать, что только 15% приносимых обножек выпадает из корзиночек. Не заметил я и меньшего количества перги в семьях с пыльцеуловителями. 3ато большое число семей дольше (и даже постоянно) сохраняет рабочее настроение. Способствует этому и применяемая мною вентиляция. Летки летом — очень большие: открыты на всю ширину улья и высотой 4 см. Это способствует лучшему проветриванию гнезда, что тоже является одним из важных факторов, регулирующих рабочее настроение пчелосемей.
Из гнезда, по мере выхода пчел из расплода вне изолятора, надо как можно скорее изымать перговые рамки, заменяя их рамками с вощиной. Это нужно делать часто. Пчелы, не имеющие личинок для выкармливания, должны постоянно, непрерывно строить соты и приносить пыльцу. На краю гнезда вместо последней рамки надо установить только верхнюю планочку от рамки (сноз), используя ее как строительную рамку и источник получения дополнительного воска. Изолятор контролирую еженедельно, и не реже 1-го раза в 10 дней. В зависимости от настроения семьи, если замечу мисочки, заменяю одну рамку с расплодом на рамку с вощиной. Рамки с расплодом ни в коем случае нельзя ставить в гнездо, а наоборот — удалять, т. к. это грозит закладкой маточников, которые могут ускользнуть из-под внимания пчеловода. Из таких рамок я делаю несколько семей, которые к осени становятся запасными. Например, на случай утери матки.
В конце мая подсиливающие семьи также приобретают статус продуктивных семей. А тогда и их маток я помещаю в изолятор. Все матки в пасеке помечены, метки я приклеиваю шеллаком. На ульи устанавливаю надставки. В этот период семимильными шагами приближается время роения, но об этом мы поговорим в следующем месяце.
Не знаю, заметили ли Вы, что в описании моего пасечного хозяйства я ни разу не вспомнил об отводках? И не без причины, потому что они мне не нужны! И главным образом из-за того, что требуют относительно больших трудозатрат. Как сказал когда-то один симпатичный полковник из Варшавского клуба пчеловодов: Надо вести дело так, чтобы при минимуме затраченного труда получать максимальный эффект!

http://www.fadr.msu.ru/