Экономика из кролика

Экономика из кролика

Этих животных принято считать неким подспорьем к основному производству. Производство, базирующееся на ушастых зверьках, пока в Самарской области редкость. Однако появление многочисленных предприятий означает, что кролиководство постепенно превращается в полноценную отрасль губернского агропрома и может служить развитию экономики района не хуже молочного животноводства. Об этом, а также других особенностях кроличьего бизнеса мы говорили с директором по производству ООО «Братец Кролик» Волжского района Владимиром Кетрушкой.
— Владимир Валерьевич, первый вопрос, наверное, неоригинальный, и все же — почему кролики?
— Потому что это стало актуально. 10 лет назад было бесполезно. Я давно занимаюсь кроликами, еще с тех пор, как «Эдем» начинал свой питомник, потом другие, но это все было не вовремя. Сейчас народ созрел. Уже не относятся негативно. А когда-то подходили и говорили: «Фу, кошки!» или «Чем докажете, что это не кошки?» Года четыре назад все изменилось. Кроме того, что появилась культура потребления, уровень цен выравнялся. Говядина, свинина, баранина, крольчатина стали примерно на одном уровне. Раньше крольчатина стоила гораздо дороже, чем та же говядина. А теперь люди выбирают: говядина со свининой приелись, пробуют крольчатину. Мы смеемся, что тот, кто подсел на крольчатину, уже курицу есть не будет. Курица вкуса не имеет, кролик — совсем другое дело. И кролика какими стимуляторами ни пичкай, он быстрее расти не будет, поэтому нет разницы — «домашний» кролик или «фабричный», его просто бессмысленно кормить химией. Кролик растет быстро, когда ест круглые сутки, поэтому мы практикуем ненормативное кормление.
— По меркам кролиководства, у вас большая ферма?
— На полный объем, которого хочется, мы еще не вышли. Мы как делаем? Производство увеличиваем параллельно со спросом. Подпрыгнул спрос до определенного объема, надо к нему подтягивать поголовье. Сейчас, допустим, вышли где-то на тонну-полторы мяса в месяц, но это все равно мало. Потому что все это у нас уходит только через Губернский рынок. На магазины уже не хватает. Да и рассчитываются они очень своеобразно. Для торговых сетей долг в миллион — это не долг. А для нас отсутствие в обороте такой суммы более чем чувствительно.
— Принято считать, что сельскому производителю на городские рынки прорваться нереально.
— Наверное, это так и есть, хотя у нас все получилось достаточно легко. Просто друзья есть хорошие, которые помогли с местом. Кстати, места свободные на рынке всегда имеются, другое дело, что не дадут самим торговать. Перекупщикам невыгодно, чтобы мы там появлялись. Как недавно один мне сказал: вы уже нам два года кровь портите. Мы же не повышаем цены, например, перед Новым годом, когда они в три раза больше норовят получить за того же кролика. Во-вторых, люди предпочитают брать у нас разделанные тушки. Естественно, мы им мешаем.
— Вы сами стоите за прилавком?
— Да, потому что это лучше делать самим, хоть и время отнимает, конечно. И на производстве я все сам отслеживаю. Наемные работники на ферме нужны только, чтобы накормить и убрать. Все остальное — это уже мое дело. Кто к нам приезжает за консультацией, я всегда говорю: все просто. Но есть нюансы. Например, известная поговорка — плодятся как кролики. Да, они быстро размножаются, но и дохнут точно так же. Чтобы этого не было, надо соблюдать ряд нюансов, которые многие либо не знают, либо не хотят знать.
— Если уже сейчас у вас готовы купить больше, чем полторы тонны мяса, что вам мешает расширяться?
— Отсутствие свободных оборотных денег. Мы практически работаем с колес: произвели — продали, полученную выручку потратили на клетки. Хорошо еще, что племенное поголовье у нас растет свое, мы его и по своей, и по соседним областям продаем. Кризис вот жахнул, раньше можно было перехватить денег где-то у кого-то на пару месяцев. Купить материал, корма и все прочее. Сейчас никто в долг не дает, приходится вариться в собственном соку.
— А говорят, на сельском хозяйстве кризис мало сказался…
— Но кредитов-то не возьмешь. В позапрошлом году мы ходили в Россельхозбанк, там сразу: давайте залог. Причем средства производства — клетки — в качестве залога их не интересуют, хотя одна клетка стоит минимум 12-15 тысяч. Их интересует транспорт, недвижимость и тому подобное. Раз этого нету, ни о каком кредите и речи быть не может. Хотя мы просили-то всего 500 тысяч. Нам и сейчас больше не надо, потому что деньги нужны, только чтобы привезти стройматериал, который пойдет на производство клеток. Делаем их мы сами. А вообще, на средних производителях, которые не зависели от сезонных кредитов, кризис действительно не отразился. Как мы работали, так и работаем.
— Вы сказали, что разводите племенное поголовье. Разве не проще выращивать кроликов только на мясо?
— Племенной питомник, он изначально планировался. Просто сам по себе он не выживет, потому что это сезонное производство. Племенной материал закупают либо весной, начиная с февраля, либо осенью, кто обновляет поголовье. Сейчас, например, всех маленьких крольчих мы оставляем на продажу. Из Ульяновской области уже есть заказ, из Челябинской, Оренбургской. Будем надеяться, из Самарской тоже люди приедут. Конкурентов, продавая племенных кроликов, мы себе не плодим. Потому что племенное кролиководство не каждому под силу. А поголовье в товарном хозяйстве должно обновляться каждые год-полтора, поэтому люди все равно к нам придут. Если мы будем держать качество племенного материала на должном уровне, люди обязательно вернутся за новой партией. Кроме того, поскольку мы реализуем и мясо, многие с нами договариваются и сдают нам излишки.
— А какие породы нынче в моде?
— Самая ходовая порода на сегодняшний день — это калифорнийцы. Они не очень крупные, но они, как бройлеры, растут и плодятся с огромной скоростью. Из всех мировых пород эта считается самой молочной. Выкармливают хорошо, ухаживают за крольчатами хорошо, и при этом, по нашей статистике, прибавки веса — начиная со 100 дней их уже можно отправлять на мясо. Великаны вот эти вот, про которых все говорят — по 15 килограммов, мы сравнивали. В 4 месяца брали калифорнийца и великана — вес тушки отличался на 100, на 200 граммов. Потому что интенсивность роста идет у калифорнийца после 3 месяцев, у великана — после 5. Половое созревание — то же самое. У великана — после 7-8 месяцев, у калифорнийца — в 4 месяца они уже взрослые. Мне в Германии говорили, что выгоднее всего держать средние породы кроликов, но я не верил. Думал, если этот наберет 10 килограммов, зачем мне пятикилограммовый, да? А выяснилось, что к тому моменту, когда этот великан созревает, от калифорнийской крольчихи я уже получаю два потомства. К тому же самая ходовая тушка — около 2 килограммов, это как раз трехмесячный калифорниец. Так что основное поголовье калифорнийцы. Кроме того, у нас сидит белый великан, немножко серые великаны и для разнообразия — новозеландские красные. Чтобы, когда детей на экскурсию привозят, было что показать.
— Хочу спросить о кормах. Кролики очень любят траву, которая в этом году в основной своей массе сгорела. Как выходите из положения?
— У нас в Николаевке поля кругом. Я позвонил человеку, который этими полями «заведует», набрали лугового сена, сколько нужно. Но второго укоса в этом году действительно нет. На совхозные поля, по-моему, даже техника не выходила. Кстати, мы о формировании кормовой базы серьезно думаем, ведь если расширяться, надо технику закупать для заготовки кормов. А кормовая база в Николаевке шикарная. И зерна полно, и травы. И руководство хозяйства «Рубежное» готово учитывать наши пожелания: что нужно из трав, говорите — посеем. Потому что им интересно, чтобы мы там работали. Комбикорм мы берем на Поволжском свинокомплексе, они тоже делают для нас то, что мы просим, держат высокое качество и, главное, цену пока не поднимают. Мы боялись, что из-за засухи подорожает, но пока ничего такого не произошло.
— Насколько такие хозяйства, как ваше, нуждаются в общей системе сбыта, которую должна внедрить потребительская кооперация?
— Мы особо в централизованном сбыте не нуждаемся, потому что на рынке торговать выгоднее. Но вообще это, конечно, нужно. У нас к тому же есть планы на создание переработки мяса кролика. Мы уже смотрели различное оборудование, вплоть до производства тушенки. Именно ставить небольшую линию и держать качество, потому что это самое главное. В этом случае мы могли бы больше кроликов закупать у населения, у мелких производителей. Я знаю, что у многих проблемы со сбытом, перекупщики дают по 100 рублей за кролика. Это натуральное надувательство, ведь килограмм мяса стоит 150-170 рублей. Мы же принимаем по достойной цене.
— Очень интересная идея. Но, наверное, здесь нужна помощь местной власти…
— Самое главное, помочь с кредитами. Это было бы идеально. Тем более что систему районной потребкооперации, о возрождении которой сейчас много говорят, надо создавать вокруг действующего производства. Это мое мнение. Если району будет интересен наш проект, мы только «за».