Комментарий. Что выше – интересы общества или владельца частного предприятия?


В американском Солт-Лейк-Сити состоялся судебный процесс, привлекший внимание общественности. Процесс необычный, но поучительный. По сообщению «Ассошиэйтед пресс» стороны судились по следующему вопросу – что считать более ценным и главным – неприятную правду о происходящем на мясокомбинатах Америки или право на частную жизнь и защиту информации, касающейся частной жизни владельцев этих предприятий?

Надо пояснить, что все началось еще несколько лет назад. Известно, что на ряде мясокомбинатов США условия труда очень тяжелые. «КВ» несколько лет неоднократно освящали этот вопрос. Сложные и опасные условия труда приводят к психическим срывам персонала. Бывает, что отыгрываются работники на животных или птицах, подлежащих забою. Дальнейшее можете представить сами.

Представители всевозможных организаций по защите животных выступают против такой практики. Иногда им удается тайком заснять то, что происходит с животными, прежде чем те превратятся в фарш или куски мяса. Видимо, кое-кому это не понравилось, и в 2012 году в штате Айова был принят закон, запрещающий тайную съемку на подобных объектах. Противники тут же заявили, что это противоречит первой поправке к конституции США. Позже был подан иск.

Слушания, о которых идет речь, продолжались четыре с половиной часа. Стороны – истцы от общественных организаций и прокуратуры штата Юта попросили районного судью дать свое заключение. Судья обещал представить его в письменной форме.

Теперь послушаем позиции сторон. Что говорят сторонники «Этического отношения к животным» и других общественных групп. Они утверждают, что закон 2012 года противоречит конституционному праву на свободу слова и принят только для того, чтобы огородить от критики представителей конкретной отрасли (переработка мяса). Когда закон обсуждали и принимали, в нем с согласия законодательного органа было зафиксировано, что правонарушением второй степени является проникновение на частное предприятие по убою и переработке скота и птицы и запись звуков или изображения без согласия владельца такого предприятия.

Законодатели пошли дальше. Запрещено также пытаться устроиться на подобные предприятия на работу с целью сделать такие записи. Если же кто-то оставит записывающее устройство для этой же цели, то это будет квалифицироваться как правонарушение первой степени.

Адвокат истцов утверждал, что закон с самого начала был направлен против активистов – защитников животных, а не владельцев предприятий, где творились безобразия. Он считает, что все аудио и видео записи подобных событий подлежат защите на основе первой поправки конституции.

Представитель прокуратуры в ответ заявил, что любой, кто устроился в подобное место, связанное с сельскохозяйственным производством, не работать, а фиксировать и записывать, что там происходит, может стать причиной несчастного случая, может непроизвольно вызвать распространение болезней и т.д.

Правда, на заседаниях не было подтверждено ни одного подобного случая.

В общем, стороны блистали красноречием и приводили различные аргументы. Сторона прокуратуры заявила на суде, что первая поправка не гарантирует защиту тем, кто выступает с фальшивыми утверждениями или под фальшивым предлогом попросит работодателя взять его на работу. Законы, касающиеся частной собственности, аннулируют права, вытекающие из первой поправки, резюмировал он. Защитники стоят на своем и говорят, что народ вправе знать, что происходит на предприятиях современного сельского хозяйства фабричного типа.

Автор: Николай ХУДЯКОВ, «Крестьянские ведомости»