Фермеры против агрохолдингов: кто на самом деле кормит страну

Телевидение и другие СМИ регулярно сообщают общественности о наших аграрных успехах, не забывая отметить, сколько миллиардов рублей государство выделило на развитие сельского хозяйства. Однако редко сообщается о том, что основной рост по многим направлениям происходит именно за счет фермерских хозяйств и хозяйств населения, большая часть которых той самой «господдержки» почти не получает. А средства тем временем уходят в крупные агрохолдинги, производство которых хоть и увеличивается, но гораздо медленнее, пишет сайт ПРОВЭД. 

По данным Министерства сельского хозяйства, всего на 30 сентября объем перечисленных средств на господдержку сельхозпроизводителей составляет 125,8 млрд рублей.  По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, до конца года государство выделит 214 млрд рублей.  Казалось бы, суммы немалые, однако если посмотреть на них с другой стороны, получается, что большая часть средств наряду с другими источниками финансирования поступает как раз в крупные предприятия. По данным Росстата, за первое полугодие 2016 года совокупный объем инвестиций в основной капитал предприятий без субъектов малого предпринимательства по направлению «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» составил 3920,9 млрд рублей.

О том, что именно агрохолдинги являются главными получателями госсубсидий открыто заявлял ещё в мае глава ФАС – Игорь Артемьев: «Я утверждаю, что сельхозсубсидии в России доставались всегда избранному кругу. Делалось это «под столом» и, наверное, с высочайшим коррупционным потенциалом».

Крупнейшие лидеры рынка наращивают производство продукции, расширяют мощности, а в своих отчетах фиксируют рекордные показатели по доходам. Так, в первом полугодии холдинг «Мираторг» увеличил чистую прибыль по МСФО на 23% до 1,9 млрд рублей, а общую выручку на 20,2% до 18,17 млрд рублей.  Выручка ГК «Русагро» составила 39 млрд рублей (+18%), холдинга «Черкизово» – 38,8 млрд рублей (+7%).

Нельзя отрицать тот факт, что на волне импортозамещения агрохолдинги приносят реальную пользу экономике – снабжают продукцией, создают рабочие места, уплачивают налоги в государственную казну, а некоторые регионы благодаря им и вовсе превратились из импортеров продовольствия в экспортеров, однако крупные гиганты отрасли имеют в своем капитале офшорные составляющие, что делает их работу абсолютно непрозрачной.

Так, например, согласно данным системы «СПАРК», головная компания АПХ «Мираторг» — это кипрский офшор Agromir Limited, две головные компании из холдинга «Черкизово» — Capital Partners Ltd и CG Marketing & Finance Ltd зарегистрированы на Бермудских островах, а головная компания «РусАгро» — Ros Agro Plc располагается на Кипре. И это далеко не единственные примеры – в офшорах зарегистрированы и многие другие сельскохозяйственные компании поменьше.

А малые предприятия на фоне гигантов отрасли выглядят более чем скромно. Трудно однозначно оценить объем инвестиций, который им удалось получить, однако он несоизмеримо меньше средств, выделяемых агрохолдингам. Так, по подсчетам Росстата малые предприятия (численностью от 15 до 100 человек и объемом выручки до 800 млн рублей в год) получили инвестиций всего лишь на общую сумму в 27 млрд рублей.

Общие расходы на грантовую поддержку начинающих фермеров и семейных ферм тоже невелики – всего в 2016 году на неё планируется направить 8,28 млрд рублей.  Однако, как отмечают сами предприниматели, гранты удается получить немногим: по подсчетам Минсельхоза, в мае 2016 года таковых было 3157 фермеров, (всего по данным ЕГРЮЛ в России действует 148,5 тысяч фермерских хозяйств).

Несмотря на то, что инвестиций представители малого и среднего аграрного бизнеса получают гораздо меньше, статистика показывает, что по некоторым направлениям они наращивают производство быстрее, чем крупные агрохолдинги.

Так, например, по итогам 2015 года рост производства овощей в фермерских хозяйствах составил 115,5% против 113,3% в сельскохозяйственных организациях, сахарной свёклы 120,1% против 116,2%, яиц – 115% против 102,6%, молока – 106,1% против 102,5%. Предварительные данные за первое полугодие 2016 года также показывают положительную динамику.

Более того, в некоторых регионах именно малый бизнес стал локомотивом всего сельского хозяйства региона. Среди таковых —  Еврейская автономная область, Кабардино-балкарская республика, Адыгея, Карачаево-Черкесская республика, Ханты-Мансийский автономный округ и другие регионы, где в фермерских хозяйствах и подсобных хозяйствах производятся почти все овощи, мясо, молоко и другие виды продукции. Однако в основном это отдаленные регионы, менее пригодные для ведения сельского хозяйства.

При этом в более благоприятных регионах европейской и южной части России крупные хозяйства с каждым годом гораздо активнее расширяются, вытесняя с рынка небольших фермеров.

Помимо недостаточных объемов финансирования, малый агробизнес, несмотря на свой производственный потенциал, не может полноценно наладить каналы сбыта своей продукции. Крупные торговые сети работают в основном с крупными агрохолдингами, а фермеры либо реализуют свою продукцию за копейки оптовикам, либо объединяются в кооперативы, однако эта форма пока не слишком распространена. Кроме того, лишь малая часть предпринимателей способна продать свою продукцию на внешнем рынке в отличие от гигантов сельскохозяйственного рынка.

Таким образом, тот урожай, который удается собрать, почти не поступает на стол гражданам, и пока крупные агрохолдинги фиксируют рекордные выручки, доля убыточных организаций среди малого аграрного бизнеса с каждым годом увеличивается.

Источник: «Крестьянские ведомости»